Вербальная агрессия

 

Вербальная агрессия

 

Добрый день, дорогие друзья!

 

Эта статья будет, пожалуй, самым убедительным подтверждением одной из причин возникновения агрессии.

Для пущей наглядности вообразим себе такую ситуацию. Допустим, вы подбираете для себя в магазине костюм, а продавец вместо того, чтобы помогать вам, вдруг начинает отпускать в ваш адрес обидные замечания, касающиеся вашего вкуса, вашей фигуры, да чего угодно…

Как вы отреагируете на его слова? Представили? Могу предположить, что в таком случае вы испытаете совершенно праведное возмущение и раздражение, не так ли? И возможно решите ответить продавцу на его вербальную агрессию. А теперь представим, что продавец, отреагировав на ваши слова, пытается вытолкнуть вас за пределы торговой секции. В таком случае конфликт уже выходит за рамки словесной перебранки, так?

 

Вот пишу эти строки и мне, как обычно, вспоминаются кинематографические примеры. Вспомним фильм ”Человек с бульвара капуцинов”. В фильме присутствует такой провокационный образец вербальной агрессии, называемый в простонародье ”наезд базаром” (я приведу из него лишь провоцирующие вопросы):

- Вы что-то сказали?

- Значит вам нечего сказать?

- А настоящему мужчине всегда есть что сказать!…

- …если он, конечно, настоящий мужчина!

Таким способом в фильме успешно провоцируется драка…

 

Разумеется, далеко не каждое оскорбление или угроза приводят к агрессивным вспышкам. Люди часто реагируют на подобные провокации попытками примирения или просто бегством. Для того чтобы убедиться в этом, посмотрите замечательный фильм Милоша Формана ”Бойцовский клуб”. Согласно сюжету герои фильма получают задание спровоцировать на улице драку с незнакомым человеком и проиграть в ней. Не вдаваясь в подробности, скажу, что в фильме так и не показано ни одного эпизода драки, хотя поводы, на мой взгляд, действительно были созданы.

 

Однако ученым, зачастую бывает недостаточно фактов из жизни. Все-то они склонны подтверждать экспериментами. И такие эксперименты, исследующие влияние провокации на агрессию действительно были поставлены.

Тэйлор и его коллеги (Борден, Боуэн, Денжеринг, Бертилсон, Майерс), в ходе экспериментов установили, что многие люди реагируют на физическую провокацию контратакой.

Эксперимент заключался в том, что испытуемые попарно соревновались в выполнении заданий на скорость реакции, и проигравший наказывался разрядом электрического тока. При этом мощность электрического разряда предварительно устанавливалась обоими игроками, так что каждый  контролировал мощность разряда, который должен получить его противник в случае проигрыша.

По условиям эксперимента, напряжение тока в сети постепенно повышалось, поэтому каждый из испытуемых полагал, что это его противник выбирает для очередного наказания более мощный разряд.

В результате для наказания испытуемые придерживались принципа паритета, или иными словами принципа ”око за око, зуб за зуб”.

 

Исследователи О'Лири и Денжеринг провели аналогичный предыдущему по результатам эксперимент.

У каждого из испытуемых был противник, применявший в ходе опыта одну из четырех возможных стратегий:

1. Начинал с разряда малой мощности, а затем все больше увеличивал ее («усиление интенсивности физического воздействия;

2. Начинал с разряда высокой мощности, а затем постепенно уменьшал ее («снижение интенсивности физического воздействия»);

3. Выбирал высокое напряжение для всех случаев («физическое воздействие высокой интенсивности»);

4. Выбирал очень низкое напряжение для всех случаев («физическое воздействие низкой интенсивности»).

Изначально экспериментатор предположил, что испытуемые в каждой группе будут отвечать соразмерно, выбирая такую же мощность разряда, что и их противник и результаты опыта подтвердили это предположение.

Испытуемые в группе «усиление интенсивности физического воздействия» применяли разряды большей мощности, в группе «снижение интенсивности физического воздействия» наоборот -  менее сильные, а в группах «интенсивное физическое воздействие» и «физическое воздействие низкой интенсивности» повышали и понижали силу тока, повторяя действия противника.

Таким образом, этот эксперимент подтвердил, что прямая провокация физическими действиями обычно вызывает аналогичный ответ и является мощным стимулом открытой агрессии.

 

Вербальная агрессия также способна вызвать агрессивное поведение, как и физические действия. А кроме того словами агрессия выражается чаще, чем кулаками. Ведь слово, по сути,  является мощным оружием вербальной агрессии. Особенно это становится верным, когда язвительные комментарии делает человек, чьим мнением мы дорожим, или когда с их помощью нас унижают в присутствии других людей.

То, что подобные действия часто вызывают мощную агрессивную контратаку, было показано также и в лабораторных экспериментах, в которых испытуемые, оскорбленные другим человеком, были морально готовы наказать обидчика сильным электрическим разрядом.

Такие эксперименты убедительно демонстрируют механизм развития агрессивного поведения, когда инциденты, начавшиеся с насмешек или обмена оскорблениями, могут быстро перерасти в яростные драки.

 

Посторонний человек, как источник вербальной агрессии

Многие акты агрессии совершаются между двумя людьми, когда они провоцируют друг друга. Однако нередко источником вербальной агрессии между двумя людьми может стать совершенно другой, посторонний человек.

Такой ”поп Гапон” всегда знает, что и в какой момент сказать или сделать, чтобы вызвать между людьми агрессию. Так, например, ”случайный” выстрел со стороны может спровоцировать бойню между двумя вооруженными группами людей, которые изначально стремились к бескровному урегулированию возникших разногласий.

Все исследования, посвященные влиянию постороннего наблюдателя на возникновение агрессии можно разделить на два вида согласно соответствующим признакам:

 

1. Слова и поступки наблюдателей как форма вербальной агрессии

Первый вопрос, который возник у исследователей, был следующим: какую роль выполняет посторонний наблюдатель в конфликте? Ведь он может как содействовать примирению сторон, так и усилить и дополнительно подогреть агрессивные действия участников конфликта.

 

Фельсон и Стедман проанализировали данные уголовных дел, в которых были зафиксированы угрозы насилия и убийства. Они выявили, что, как правило, посторонние люди склонны либо подстрекать к конфликту, либо участвовать в нем, нежели содействовать примирению.

 

Милграм одним из первых исследовал подстрекательство, как фактор, приводящий к вспышкам агрессии.

Он организовал две группы, основную и контрольную. В его опыте принимали участие трое ученых. Один непосредственно проводил эксперимент, а два других ассистента тайно помогали ему так, что испытуемый не знал об их истинных ролях. Эти ассистенты по условиям опыта помогали испытуемому обучать ”ученика”. Еще одним новшеством было то, что испытуемого не заставляли увеличивать силу тока при каждой ошибке ”ученика”. В основной группе сила тока назначалась всеми тремя ”учителями” как минимальная из всех предложенных ими. Однако во время опыта ассистенты подначивали испытуемого увеличить величину тока всякий раз, когда ”ученик” допускал ошибку. Таким образом, испытуемый ощущал постоянное давление со стороны других людей и нередко увеличивал силу тока. В контрольной группе ассистенты не пытались уговаривать испытуемого увеличить силу тока электрического разряда, поэтому в тех опытах, сила тока была постоянной и минимальной.

Этот эксперимент убедительно продемонстрировал, что постоянные подначки посторонних, могут существенно влиять на усиление агрессии.

 

Габеляйн и Хэй в своем эксперименте исследовали, как вербальная и поведенческая уступчивость влияют на подстрекательство к агрессии. Вначале ученые создали две группы женщин испытуемых. По условиям эксперимента женщины испытуемые играли роль стороннего наблюдателя. Они могли давать своему ”представителю” (ассистенту ученых) инструкции, насколько сильный заряд им следует послать противнику, который как предполагалось, будет увеличивать силу ответных разрядов (то есть усиливать провокацию). В одной группе представитель испытуемых вербально соглашался с их распоряжениями. В другой же группе представитель испытуемых вербально протестовал в тех случаях, когда предполагалось увеличить силу тока выше 2 по 5-ой шкале.

Кроме того представители испытуемых помимо вербальной неуступчивости, демонстрировали свою неуступчивость так же и на деле. В одной группе представитель испытуемых всегда устанавливал предложенную силу электрического разряда, в другой же представитель не устанавливал силу тока более 2 (по 5-ой шкале).

Таким образом, представители испытуемых женщин вели себя следующими способами:

1. Вербально и поведенчески уступчиво;

2. Вербально уступчиво, но поведенчески не уступчиво;

3. Вербально неуступчиво, но поведенчески уступчиво;

4. И вербально и поведенчески не уступчиво.

В результате ученые пришли к выводам, что испытуемые женщины-подстрекательницы, которые ”сотрудничали” с полностью уступчивым представителем, предлагали им посылать разряды электрического тока большей силы, чем те, которые имели дело с любого рода неуступчивостью.

Выводы, как говорится, делайте сами…

 

2. Ожидание одобрения или неодобрения

Борден исследовал, каким образом сторонний наблюдатель может подстрекать к агрессии, не прибегая к активным действиям, таким как советы или уговоры,  но лишь косвенным воздействием, например, своим статусом. Вначале он организовал две группы. В его эксперименте испытуемые мужчины соревновались с фиктивным противником на скорость реакции. В одной группе соревнования проходили в присутствии наблюдателей – мужчин и женщин, у которых на одежде были приколоты крупные пацифистские значки. И их так же представляли испытуемым как членов пацифистской организации. Другая же группа соревновалась в присутствии наблюдателей, носивших эмблему каратэ-клуба и им было известно о том, что наблюдатели являются инструкторами по боевому искусству.

По истечении половины сеанса наблюдатели уходили, и испытуемый продолжал в одиночестве соревноваться со своим фиктивным противником.

В результате эксперимента подтвердились первоначальные прогнозы о том, что присутствие наблюдателя-пацифиста будет подавлять агрессию, а  присутствие наблюдателя-каратиста будет способствовать ее появлению.

Таким образом, посторонний наблюдатель может влиять на характер проявления агрессии, как своими активными действиями или словами, так и одним своим присутствием.